С каждым годом суррогатное материнство приобретает все большее распространение в России, и в связи с этим возникает множество вопросов, вызванных пробелами в правовом регулировании отношений между супругами и суррогатной матерью.
В СК РФ имеются две статьи, касающиеся суррогатного материнства. Из этих статей явствует, что, во-первых, суррогатное материнство в РФ разрешено, а, во-вторых, право определять судьбу ребенка предоставлено суррогатной матери. Однако подробное осуществление этой процедуры не оговорено, что теоретически предполагает возникновение разного рода юридических казусов, а на практике предоставляет суррогатным матерям возможность шантажа биологических родителей.

Законодательство РФ далеко от совершенства в области репродуктивных технологий.
В СК РФ отсутствует понятие суррогатного материнства, что недопустимо, ведь многие вновь проявившиеся положения являются новацией и их определения существенны в целях правильного правоприменения

Легальное определение суррогатного материнства должно акцентировать внимание на договор, заключаемый сторонами, для того чтобы обозначить именно договорный характер возникающих отношений. Таким образом, суррогатное материнство — соглашение между лицами (лицом), желающими стать родителями, и женщиной, согласной на искусственное оплодотворение, вынашивание и рождение ребенка (суррогатной матерью) с последующей его передачей другой стороне по договору, за вознаграждение либо без такового.
Согласно СК РФ договор могут заключать только супруги, находящиеся на момент зачатия в зарегистрированном браке (п. 4 ст. 51 СК РФ).

В России нормы, носящие декларационный характер, не позволяют сторонам, заключившим договор о суррогатном материнстве, быть уверенными в его надлежащем исполнении.

Очень часто встречаются случаи отказа суррогатной матери от передачи ребенка. Разрешить возникающие проблемы можно только на законодательном уровне, придав юридическую силу договору о суррогатном материнстве.

Больше всего вопросов, несомненно, вызывает договор, заключаемый между суррогатной матерью и супругами. Несмотря на разрешение СК РФ в диспозитивном порядке определять отношения между сторонами данного договора, формулировка ст. 51 СК РФ ставит под сомнение юридическую силу договора. А так как законодательное регулирование на этом исчерпывается, то на практике возникает вопрос, как защитить стороны, заключившие договор о суррогатном материнстве.

При оформлении родительских прав приоритет должен признаваться за законными родителями, которые по медицинским показаниям не могли иметь ребенка и изъявили желание воспользоваться методом суррогатного материнства.

Договор регулирует два типа отношений: неимущественные и связанные с ними имущественные.

Имущественные отношения, возникающие по договору о суррогатном материнстве, по правовой природе ближе всего к договору возмездного оказания услуг. К имущественным отношениям могут быть применены нормы в том числе ст. 421 ГК РФ, главы 39 ГК РФ и др. Неимущественные отношения должны быть урегулированы нормами главы 10 СК РФ, для чего представляется необходимым внести соответствующие изменения.

Таким образом, отношения, возникающие по договору о суррогатном материнстве, должны быть поставлены в правовые рамки. Российскому законодателю (тем более что в ряде вопросов его опережают законодатели дальнего и ближнего зарубежья) необходимо закрепить правовое положение детей, родившихся в результате использования суррогатного материнства, и обеспечить защиту прав сторон договора. Ведь согласно ст. 1 СК РФ одним из принципов семейного законодательства является приоритет защиты прав и интересов детей.