Для подавляющего большинства состоящих в зарегистрированном браке граждан нет никакой разницы между оформлением совместно нажитого ими имущества в их общую совместную или общую долевую собственность. Тем более что закон на данном моменте внимание не акцентирует. Напротив, в п. 2 ст. 34 СК РФ особо подчеркивается, что имущество является общим независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено.
То есть сам по себе факт оформления того или иного общего супружеского имущества на имя мужа или жены для признания его общим правового значения не имеет.
Тем самым закон подтверждает и защищает права другого супруга на нажитое в браке имущество, которое в силу определенных причин и обстоятельств не было приобретено на его имя.

Исключать действие этого общего правила для случаев, когда имущество оформлено в общую долевую собственность или, по терминологии закона, «на имя обоих супругов», никаких оснований не имеется, поскольку иное ограничительное толкование настоящей нормы противоречит ее смыслу и назначению.

Нажитое в браке имущество может быть оформлено супругами в общую долевую собственность в неравных долях, размер которых может существенно различаться. Например, один из супругов считает, что его материальные, временные и прочие вложения при приобретении права собственности на то или иное имущество являлись более значительными, чем вклад другого супруга. Желая зафиксировать и подчеркнуть данное обстоятельство, он настаивает и добивается от другого супруга оформления этого имущества в общую долевую собственность с определением его доли в ней в большем размере.

К оформлению совместно нажитого имущества в общую долевую собственность в неравных долях супруги могут также прибегнуть по взаимному соглашению, имея намерение создать препятствия кредитору в получении долга согласно п. 1 ст. 38 СК РФ посредством обращения взыскания на долю того из супругов, который является его должником.
Недобросовестность поведения одного из супругов в первом случае и уже обоих супругов во втором случае налицо, но, следуя рассматриваемому подходу, в разделе их совместно нажитого имущества в равных долях по требованию соответственно другого супруга или кредитора суд должен отказать.

И даже если совместное имущество было оформлено супругами в общую долевую собственность в одинаковых долях, все равно возможно нарушение их прав. Например, в период брака бывшими супругами было куплено две примерно равные по своей стоимости квартиры, которые были оформлены в их общую долевую собственность, то есть по одной второй доле в праве собственности за каждым из них. После расторжения брака каждый из бывших супругов остался проживать в одной из этих квартир. В дальнейшем один из них обращается к другому с исковым заявлением, в котором просит суд произвести раздел данных квартир и выделить ему в личную собственность ту квартиру, в которой он фактически проживает, а ответчику другую квартиру. Требования истца, помимо прочего, могут основываться на отсутствии у него интереса во владении и в пользовании другой квартирой, невозможности проживания в ней совместно с ответчиком в силу неприязненных отношений, отсутствии в ней его вещей, ее значительной удаленности от его места работы. Однако опять же, если исходить из того, что обе спорные квартиры ранее уже были разделены бывшими супругами посредством оформления в их общую долевую собственность, в удовлетворении требований истцу судом будет отказано.

Другая подобная ситуация. По договору купли-продажи супругами была приобретена квартира, которая оформлена в их общую долевую собственность в равных долях, а также три автомобиля, оформленные уже на имя мужа. После фактического прекращения брачных отношений в квартире остались проживать только жена с детьми от брака. Исходя из того, что стоимость доли мужа в спорной квартире примерно равна стоимости ее доли в трех спорных автомобилях, она обращается к нему с исковым заявлением, содержащим требование о выделении в ее личную собственность квартиры, а мужу всех автомобилей. И снова, следуя указанному подходу, суд должен будет заключить, что жена может претендовать только на автомобили, поскольку квартира была разделена сторонами ранее. При этом подлежат оставлению без внимания такие разумные доводы истицы, как отсутствие у нее права управления транспортными средствами и, соответственно, интереса в пользовании совместно нажитыми автомобилями, желание защитить интересы детей от возможных притязаний на спорную квартиру мужа, наличие у него другого жилого помещения на праве собственности, в котором он фактически проживает вместе со своей новой семьей.

Вероятность того, что по ходу рассмотрения подобных дел ответчик признает требования истца или что стороны к своей обоюдной пользе окончат дело миром, крайне невелика, учитывая обычно конфликтный характер складывающихся после расторжения брака между бывшими супругами отношений. Напротив, скорее всего, ответчик просто из желания досадить истцу будет ссылаться на отсутствие правовых оснований для удовлетворения исковых требований о разделе спорного имущества ввиду ранее имевшего место оформления его в их общую долевую собственность. Тем более что удовлетворение исковых требований одного из супругов влечет для другого возникновение обязанности по возмещению понесенных им судебных расходов.

Рассматриваемый подход может также привести к нарушению прав того супруга, который, согласно п. 2 ст. 39 СК РФ, желает отступить от принципа равенства долей в общем супружеском имуществе исходя из интересов несовершеннолетних детей и (или) ввиду наличия у него заслуживающего внимания интереса. Поскольку на момент оформления совместно нажитого имущества в общую долевую собственность такие обстоятельства могли отсутствовать и появиться уже значительно позднее. Несмотря на это, суд обязан не придать этому значения даже при доказанности истцом оснований для отступления от принципа равенства долей в общем супружеском имуществе.

Добавим также, что данный подход имеет значение не только для решения споров о разделе общего имущества супругов, но и при оспаривании сделок, совершенных одним супругом в отсутствие нотариально удостоверенного согласия на это от другого супруга, в случаях, когда получение такого согласия является обязательным (п. 3 ст. 35 СК РФ). При реализации одним из супругов своей доли в общем имуществе третьему лицу даже в отсутствие такого согласия другой супруг, по сути, оказывается лишен возможности добиться в суде признания данной сделки недействительной.

Помимо того, что рассматриваемый формальный подход, как было показано выше, может привести к вынесению судом несправедливых решений, он сам по себе является необоснованным как раз по формальным основаниям.

Действительно, закон дозволяет раздел общего имущества супругов во внесудебном порядке, по их соглашению, которое может быть нотариально удостоверено (п. 2 ст. 38 СК РФ). Вместе с тем такое письменное соглашение должно ясно и недвусмысленно выражать волю супругов на прекращение правового режима общей совместной собственности и установление правового режима раздельной собственности на то или иное конкретное совместно нажитое имущество.

Следуя же логике рассматриваемого подхода, оформление супругами имущества в общую долевую собственность само по себе подтверждает наличие такого соглашения, а еще точнее, является таким соглашением. Но это, как уже говорилось, противоречит норме п. 2 ст. 34 СК РФ. Кроме того, подобное оформление не может подменять собой заключения между супругами сделки по разделу их общего имущества, которая имеет самостоятельный характер. Для заключения такой сделки необходимо согласование всех ее существенных условий, одним из которых является условие о предмете, а именно о прекращении правового режима совместной собственности и об установлении режима раздельной собственности на супружеское имущество. При простом оформлении супругами совместного имущества в общую долевую собственность такое условие обычно не прописывается. Но тогда и заключать, что данным оформлением совершился раздел общего имущества супругов, нет никаких оснований.

Было бы уместнее говорить здесь о признании судом за указанным оформлением значения конклюдентного действия, которое, однако, опять же не применимо, поскольку согласно п. 2 ст. 158 ГК РФ посредством данного действия может быть совершена только устная сделка, к которой соглашение о разделе супружеского имущества не относится.
Таким образом, если суд следует рассматриваемому подходу, то он фактически предрешает и, как следствие, навязывает супругам решение вопроса о разделе их общего имущества, что очевидно является и незаконным, и необоснованным.

Надо сказать, что многим специалистам исследуемый подход видится не только правильным, но и крайне удобным, поскольку он упрощает и удешевляет процедуру раздела общего имущества супругов. Но, как было наглядно показано выше, эти правильность, простота и дешевизна сомнительны.

Тем не менее, не отрицая принципиальной возможности раздела совместно нажитого имущества супругов посредством совершения сделки о приобретения ими в их общую долевую собственность, мы хотим заострить внимание на том, что воля супругов на раздел их общего имущества должна быть выражена в ней ясно и недвусмысленно. Простого же указания в договоре на приобретение супругами имущества в общую долевую собственность для этого совершенно недостаточно. Условия данного договора должны быть сформулированы таким образом, чтобы показать его направленность, во-первых, на прекращение правового режима совместной собственности на имущество и, во-вторых, на возникновение в связи с этим правового режима раздельной, а именно общей долевой собственности супругов.

Судам следует неукоснительно проверять, была ли воля супругов на раздел общего имущества посредством его оформления в их общую долевую собственность или же ее не было, поскольку, как было показано выше, само по себе оформление не подтверждает наличия такой воли. Если данный факт одним из супругов оспаривается, а иных доказательств в его подтверждение не представлено, то делать вывод о разделе общего имущества таким способом нельзя